Суд в Украине восстал против граждан? Как харьковский судья «распял» гражданина за мнимые долги - Статьи - Стоп Откат - Взятки, откаты, рейдерство в Украине


Создается твердое впечатление, что и понятие правосудия в нашей стране плавно отходит в прошлое. То есть, судопроизводство — есть, судьи — сидят на месте, здания судов можно пощупать. Но глядя на то, что там происходит, все чаще приходят на ум слова — кривосудие, левосудие или еще как. Но понятие «право» здесь уже ни при чем.

О том как коммунальщики идут на откровенный подлог в стремлении получить от одного конкретного гражданина суммы, категорически несоразмерные предоставленным услугам, речь шла в статье «Как сдохнуть за державу».

Напомню, представители КП «Харьковские тепловые сети» подали в суд на пенсионера Михаила Гаевского, который живет один в однокомнатной квартире. Суть иска сводилась к тому, что он должен оплачивать тепло за двоих, поскольку тепловики «прописали» к нему еще одного человека — женщину, о проживании в его квартире которой самому Михаилу ничего не известно.

А судья Дзержинского райсуда Шишкин проштамповал иск, не утруждаясь даже вызовом ответчика в суд, дабы рассмотреть дело как и положено — при участии обеих сторон. Дальше решение о взыскании липового долга ушло в исполнительную службу, те проштамповали исполнительный лист. В результате — пенсионер получает на руки заметно меньше официально утвержденного прожиточного минимума. А суд в лице председателя хранит гордое молчание в ответ на запросы Михаила Гаевского с требованиями ознакомить его с судебным приказом судьи Шишкина.

Обращение в прокуратуру мало что дало. Дальше расспросов, что именно не устраивает строптивого пенсионера в аппетитах коммунальщиков, дело не пошло. А из суда в ответ на очередной запрос порекомендовали обжаловать приказ судьи Шишкина.

Но как именно — до сих пор непонятно, поскольку невозможно обжаловать документ, которого не имеешь на руках. Можно сколько угодно судить о его содержании по отдельным фразам из других документов, которые на него ссылаются. Но это все будет чем-то вроде «не читал, но осуждаю». Те, кто постарше — меня поймут. А суд выдавать копию приказа не торопится. Но даже если бы это и выдал, останется вероятность того, что обжалован будет не тот приказ.

Размножение фантомов

Из ответов судебной администрации и прокуратуры становится понятно, что судья Шишкин проштамповал... четыре судебных приказа о взыскании с Михаила Гаевского задолженности по оплате за коммунальные услуги. Приказы имеют один номер — 2-н-2397, но разные даты — 12 апреля 2011 г., 8 ноября 2011 г., 30 декабря 2011 г. и 30 января 2012 г. Итого, Шишкин «прописал» к Михаилу уже четырех человек. В конце концов судья Гайдук все того же Дзержинского райсуда стала рассматривать дело об отсрочке исполнения судебного приказа. Но сделано это было в уже традиционной манере — без соблюдения каких-либо формальностей. Даже без заявления самого «заявителя».

26 сентября прошлого года Михаил получил письмо. В нем был бланк повестки, на котором была указана дата, на которую его вызывают — 25 сентября, номер дела — 2011/10419/12 и фамилия судьи — Гайдук. А поскольку адресат не до сих пор не научился перемещаться во времени назад, на заседание он не попал. Причем, справедливости ради, стоит заметить, что об отсрочке платежа он и не просил. Но решение было вынесено и отправлено ему по почте.

Возможно, в других обстоятельствах это было бы кстати. Но когда Михаил предъявил это решение в исполнительную службу, там исполнять его наотрез отказались — сказали, что оно фальшивое. Правда, при этом исполнители не потрудились объяснить, каким именно способом они отличают настоящее решение от липового. Соответственно, причина их избирательности в работе — это исполняем, это не исполняем, здесь рыбу заворачивали — остается загадкой. Во всяком случае, для обычного гражданина.

Раз есть сомнения в том, что решение судьи Гайдук — подлинное, а также факты, указывающие на то, что судьи Дзержинского райсуда выносят незаконные решения, самое понятное, что можно было сделать — подать иск к суду, в котором процветает беззаконие, к конкретным судьям, которые этот произвол устроили и к управлению казначейства, которое, руководствуясь противозаконными судебными решениями, вычитает из пенсии Михаила деньги и отдает их коммунальщикам. Соответствующий иск Михаил написал, подал, но и здесь дело пошло никак не в соответствии не только с буквой закона, но даже с исковыми требованиями.

Иск рассматривала судья Купина — все в том же Дзержинском райсуде. В иске Михаил Гаевский просил признать незаконными действия Дзержинского суда — в части выдачи судебного приказа № 2-н-2397/11, незаконным — бездействие того же суда в ненаправлении в его адрес того же приказа, обязать суд отозвать приказ, обязать выслать приказ самому ответчику, обязать облуправление казначейства возместить материальный ущерб в сумме, которую уже удержали из пенсии Михаила. Однако судья Купина усмотрела здесь обжалования действий суда и судей. И по этой причине пришла к выводу, что этот иск не подлежит рассмотрению вообще.

Как следовало ожидать, круг замкнулся. Судья, рассмотрев иск к суду, где она работает, постановила, что его вообще рассматривать не надо. Тем самым она признала, что такое тайное судопроизводство, когда ответчик даже не знает, что ему предъявлен иск — вполне нормальное явление. Более того, если судье вздумается приписать что-либо человеку ради более весомого результата рассмотрения дела (например, «подселить» четыре или четыре дюжины человек в квартиру ответчика) — это тоже нормально. Боюсь, в результате такого «прогресса», судьи вскоре будут моментально писать готовые решения, не утруждая себя даже ознакомлением с материалами дела. Просто, исходя из искового заявления, пожеланий заявителя и собственного взгляда на мироздание. А это, в свою очередь, будут использовать всякие другие люди и организации.

И, оказывается, судебное решение теперь вообще никак нельзя обжаловать. Даже если это позволяет действующее законодательство — суд не позволит! Михаил решил обжаловать это самое решение судьи Купиной и написал апелляционную жалобу, которую подал в установленном порядке в суд первой инстанции, где рассматривалось дело.

В соответствии с действующим законодательством судья должна была передать ее вместе с делом в апелляционный суд, который, получив, рассмотрел бы жалобу, изучил материалы дела, определил бы, нарушает ли решение закон, и в случае положительных выводов — отменил бы решение и вернул бы дело на новое рассмотрение новым составом суда. Или оставил бы решение в силе, если закон не нарушен. Так должно быть в теории, так написано в законах. Но на деле апелляционная жалоба более двух месяцев валялась в Дзержинском суде и ни в какой апелляционный она не попала. Точнее, совсем недавно из районного суда пришла бумага, в которой написаны крайне странные вещи.

Представьте себе, что человек пришел в парикмахерскую. А тамошняя мастерица объясняет человеку, что волосы — те же трубы, только тоненькие, и наполнены красящим веществом, отчего имеют цвет. И поскольку лучшим специалистом по трубам является сантехник, то желающему решить свои проблемы со своими волосами надлежит обратиться к мастеру по трубам. Так вот Дзержинский суд аналогичным образом подошел к вопросу о направлении апелляционной жалобы по назначению.

Что же касается последствий того самого, без преувеличения, сенсационного решения суда, теперь Михаилу Гаевскому приписывает долг еще и ОАО «Харьковгаз». Так, в ответе на его запрос начальник отдела НКРЭ в Харьковской области Сергей Головко пишет, что в квартире Михаила проживают четыре человека. Дальше, конечно, тоже небезынтересно — откуда он это взял, поскольку лично домой к Гаевскому не приходил. Оказывается, такую информацию ему дали в КП «Жилкомсервис».

В органы РАГС, миграционную, либо паспортную службу Головко обращаться не стал, хотя именно эти организации располагают информацией о регистрации граждан по месту постоянного проживания. И его можно понять — согласно нашего законодательства о защите персональных данных, ему пришлось бы придумать весомую причину такого запроса. К тому же, там бы ему четверых фантомов не нарисовали. Не то, что «Жилкомсервис», хотя и непонятно, откуда у этого КП, которое, по сути является посредником между жильцами и коммунальщиками, такая информация. Дворников, что ли обязали собирать и регистрировать сплетни? Хотя, как тут не вспомнить о четырех судебных приказах, выписанных судьей Шишкиным? Кстати, и количество фантомов совпадает — если без учета реального человека — Михаила.
Документы могут иметь значение. Смотря кто их принес

Математики говорят, что через две точки можно провести прямую, а по трем — построить кривую. Это я к тому, что если наш самый украинский суд в мире постановил вынуть липовые долги из кармана одного Михаила Гаевского — можно говорить о череде случайностей — совершенно невероятной, исходя из банального жизненного опыта и теории вероятности, о чем вам подробно расскажут все те же математики.

Можно предполагать сговор коммунальщиков, судей и исполнителей — с целью изъятия денег из кармана одного отдельно взятого харьковчанина. Тоже маловероятное совпадение интересов чиновников разных ведомств. А если такие же проблемы мифических долгов образовались у нескольких человек — можем смело строить кривую. И покажет нам она рост количества денег, незаконно изъятых из карманов обычных людей. Иначе говоря, объемы незаконных доходов.

Константину Куценко и его матери пришло постановление из Дзержинского суда. Судья Штых сообщала, что они должны КП «Харьковские тепловые сети» 17528 гривен, которые у них заберут в судебном порядке. Удивлению Куценко не было предела — Константин хранил все квитанции об оплате за последние 3 года. А также акты о том, что качество предоставляемых теплосетями услуг не соответствует нормам. Впрочем, о последнем речь и не шла.

Представитель теплосетей Ольга Долгарева принесла в суд распечатку — бумагу с цифрами и буквами на двух страницах, где стояла печать и подпись начальника районного филиала службы «Теплосбыт». Этого для судьи оказалось достаточно, чтобы вынести решение о взыскании задолженности — в размере, который пожелали тепловики.

Как написано в исковом заявлении, с 1 июня 2002 года по 31 октября 2012 года ответчики не в полном объеме оплачивали стоимость предоставленных услуг. И хотя сроки исковой давности действующим законодательством установлены в 3 года, судья Штых приняла иск к рассмотрению. А то, что граждане не хранят квитанции за 15-20 лет — даже не аргумент. То есть, коммунальные предприятия всегда разъясняли гражданам, что надлежит сохранять квитанции за последние три года. Ибо более ранние долги можно только забыть. А теперь вчиняют иски за 10-15 лет — период, за который квитанций у граждан заведомо нет. Как шарика под наперстком.

Но и те квитанции об оплате, которые есть, как оказалось, — не аргумент и не доказательство. Точнее, возможно, они и были бы аргументом, но Константину так и не удалось попасть на судебное заседание, как это положено по закону — чтобы на дом была прислана повестка, да не абы когда, а как минимум за три дня до заседания, и вместе с материалами, предоставленными истцом — чтобы было время подготовиться.

Несоблюдение сроков — это вообще беда Дзержинского суда, как, впрочем и любых других. Особенно если судье по каким-то причинам не хочется видеть в заседании ответчика. А если не повестку на вчера пришлют, то еще какой повод находится. Например, причина, по которой Константина как представителя родной матери с нотариально удостоверенной доверенностью от нее не пустили в заседание — в заявлении не указан телефон матери.

В настоящее время Константин также, как и Михаил Гаевский получает письма из суда с повестками на уже минувшие даты. Ему точно так же не выдают в суде дело для ознакомления.

Об этом суде можно написать много. Но смысл все равно будет один — представитель КП «ХТС» Ольга Долгарева принесла какие-то компьютерные распечатки и утверждает, что мать и сын Куценко должны ее предприятию более семнадцати тысяч гривен. У ответчиков на руках есть все доказательства того, что представитель теплосетей, мягко говоря, мошенничает, но предъявить в суде они их не могут, поскольку судья у них несчастливая. В смысле — исключительно для них. Она никак не выберет подходящий случай, чтобы рассмотреть дело в присутствии обеих сторон. Последнее заседание должно было произойти на прошлой неделе и не состоялось по причине неявки судьи.
Суд не для всех

Вторая точка есть, можем проводить прямую. Но есть и третья точка. Константин Ильенко и его мать, которым также пришло постановление какого-то судьи Дзержинского суда об открытии производства о взыскании с них долга КП «ХТС». И, как и в предыдущих случаях, в качестве доказательства существования долга все та же Ольга Долгарева принесла в суд распечатку. Только здесь она была вообще ксерокопией, причем непонятно с чьей подписью и без печати.

Зато судья Омельченко точно также, как и в предыдущих случаях, никак не может прислать на дом ответчикам повестки в срок, что Константину приходится постоянно отражать в заявлениях. Судья постоянно болеет, в чем я тоже убедился, придя на заседание, чтобы поприсутствовать. Секретарь судьи настолько занята, что не может выдать Константину материалы дела для ознакомления. Да что там материалы — при мне она отказалась выдать даже повестку. И — просто выдающаяся деталь — способ доставки постановления суда об открытии производства.

Эту бумагу Константин нашел у себя под дверью, именно в таком виде. Похоже, судебным постановлением кто-то что-то подтирал, перед тем как доставить его по адресу. Сказать, что он был удивлен — не сказать ничего. Константин даже писал запрос в суд, чтобы уточнить, действительно ли ЭТО является официальным документом и какой судья выдает такие постановления.

Кстати, есть еще одна деталь, общая для всех трех дел о липовых долгах. Это — представитель КП «Харьковские тепловые сети» Ольга Долгарева. И когда два Констатина и Михаил встретились, обменялись информацией, у них синхронно возникла одна и та же мысль. А затем они написали заявления в милицию с просьбой привлечь Долгареву к уголовной ответственности, поскольку ее утверждения о наличии долгов — заведомая ложь.

Однако без поддержки судей с госисполнителями такой «бизнес» был бы обречен с самого начала. А значит привлечение непосредственной исполнительницы — только первый шаг. Остаются вопросы не только к представителям Фемиды, но еще и к представителям пенсионного фонда. Иначе откуда у Долгаревой данные о том, где живут пенсионеры — иски она предъявляет исключительно к пожилым людям.

Первоапрельский суд

Теперь мы вернемся к тяжбе Михаила Гаевского. Его апелляционную жалобу из Дзержинского суда все же отправили, но не в апелляционный суд, а в апелляционный административный суд, мотивировав это тем, что Дзержинский суд есть орган власти, следовательно обжалование его решения надлежит рассматривать как жалобу на действия власти. Тут уж становится непонятно, зачем тогда нужен апелляционный суд. И, что самое любопытное, административный апелляционный суд принял жалобу к рассмотрению. Заседание назначено на весьма символическую дату — 1 апреля. Не знаю, нужно ли предвосхищать грядущее решение.

А пока суд да дело, Михаил получает телефонные звонки с угрозами. То есть, в начале телефонное сообщение звучит, как и обычное сообщение автодозвона «Жилкомсервиса» — вы, мол, уважаемый, нам задолжали и если не вернете, то мы вам... Казалось бы, обычное сообщение от обычных кредиторов или коллекторов, но в отличие от обычных должников Михаилу после стандартного текста сообщается, что он мешает работе городских властей, за что будет отвечать.
Херсонская параллель

В конце февраля в газете «Голос Украины» была опубликована статья о правосудии. Только там определение ему было дано несколько иное, она называлась «Убийственное правосудие» (прочитать полностью без оформления платной подписки можно здесь): «В Херсоне преступную группировку „черных риелторов“, совершившую убийство и захват тринадцати домов и квартир, организовал бывший помощник судьи. А районные суды сговорчиво выносили решения, которые позволяли выселять-выгонять из своих жилищ одиноких стариков.»

Что интересно — там тоже пишется о судьях, которые выносили выгодные «черным риэлторам» решения. Почти как в случае с харьковскими коммунальщиками. Разве что с небольшой разницей — коммунальщики пока что не были замечены в роли «черных риелторов». Но также невозможно не полюбопытствовать: когда пенсионеры не станут платить неподъемные суммы липовых долгов в десятки тысяч гривен, как у них будут забирать долги? Точнее — в каком виде?

И то, что этим займутся, вроде бы не бандиты, а государственные исполнители, сути дела не меняет. Это в Херсоне забирали жилье у людей бандиты. А в Харькове, судя по уровню организации «бизнеса», отъемом займутся чиновники. И будут искренне возмущаться несознательными гражданами, не желающими отдавать квартиры за липовые долги.

Ах да, говорить о том, что описанные мною долги — фиктивные нельзя — пока суд не вынес соответствующего решения. Но и солнце нельзя называть таковым — суд этого не разрешил. Кстати, суд также невозможно назвать судом — пока на это нет соответствующего решения другого суда, которому можно доверять. Тем более, что по словам вице-губернатора Харьковщины Валентина Дулуба, в харьковских судах лежит более 28 тысяч заявлений о взыскании долгов за услуги ЖКХ. А по словам директора департамента жилищного хозяйства Романа Нехорошкова, должников по ЖКХ в Харькове 60 тысяч.
Суды — направо или налево?

Вообще эти судейские изобретения — тайное судопроизводство и сведения в материалах дела, какие судье взбредут на ум — предвещают невероятную разгрузку судов. Теперь не будет томительных ожиданий перенесенных заседаний, напоминаний о необходимости соблюдения сроков и всякого такого прочего.

Само понятие судебной волокиты останется в истории. Теперь судье не нужно ставить в известность стороны о рассмотрении дела. И даже запрашивать какую-то информацию, которую раньше обязательно было получить, чтобы вообще устраивать рассмотрение. Судья может и сам решить, сколько у вас в квартире проживает людей. Напишет батальон — значит, батальон, напишет, что вы в своем доме не проживаете — значит не проживаете. Напишет, что это не ваш дом — так тому и быть. А может и дату рождения, пол, либо национальность заодно сменит кому. Почему бы счастливому ответчику не узнать, что он зулус или китаец, живет в Австралии, а его дом уж полсотни лет как принадлежит истцу?

Чудесные изобретения, но отчего-то создается впечатление, что и понятие правосудия плавно отходит в прошлое. То есть, судопроизводство — есть, судьи — сидят на месте, здания судов можно пощупать. А глядя на то, что там происходит, все чаще приходят на ум слова — кривосудие, левосудие или еще как. Но понятие «право» здесь уже ни при чем. Это как в фантастическом фильме, где компьютеры, созданные, чтобы служить людям, взбунтовались и своих создателей попытались превратить в рабов.

Сергей Ермаков, «Харьков криминальный», специально для «УК»



Источник: “http://stopotkat.net/news/view/27818”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя